Там, где течет Ангара

вид Ангары

Толстый мыс. Высоко возвышается он на левом берегу Ангары. Отсюда взору открывается изумительная панорама бескрайней тайги, сквозь которую широкой голубой лентой устремляется к Енисею Ангара. В тайгу по обе ее стороны вписан и Усть-Илимск, один из самых молодых и быстрорастущих городов Сибири.

Толстый мыс — легендарное место. Двести лет назад с его высоты любовался округой сосланный в эти места русский революционер и философ Александр Радищев. Он тогда записал: «Что за богатый край, сия Сибирь, что за мощный край! Потребны еще века, но, когда она будет заселена, она предназначена играть большую роль в анналах мира».

Эти времена настали. На сибирских реках возводятся мощные гидроэлектростанции, дающие жизнь новым городам, поселкам, магистралям.

Заканчивается возведение Усть-Илимской ГЭС, одной из трех всесоюзных ударных комсомольских строек в этих краях. Белым бетонным плечом плотины она оперлась о Толстый мыс, образовав большое живописное водохранилище. В нем обитают многие виды рыб, в том числе знаменитый хариус. В теплое время года здесь находит приют большое количество водоплавающих птиц.

Километрах в пятнадцати от города, на правом берегу, посреди вековой тайги, строится лесопромышленный комплексе, крупнейший в стране, который будет обеспечивать сырьем бумажную промышленность социалистических стран. Рядом с ним мощные очистные сооружения. В Ангару будет возвращаться вода первоначальной чистоты и свежести.

А вообще следует заметить, что строится здесь все «с оглядкой» на первозданную природу, с большой заботой о ее сохранности. Специалистами учтен печальный опыт прошлых лет, когда под строительные площадки начисто сводились большие пространства леса. В Усть-Илимске же вырубается ровно столько деревьев, сколько нужно, чтобы заложить фундамент.

Город не оттесняет вековую тайгу, а как бы вписывается в нее, органично сливается с ней. Прямо у подъездов только что возведенных зданий тянутся в вышину бронзовоствольные сосны и лиственницы, ели и пихты. Бережно сохраняются осинники. Их островки в конце сентября, когда мы здесь побывали, пылали багрянцем и пурпуром.

Особенно красив был осинник, покрывший склон Толстого мыса. Стояли погожие дни, насквозь просвеченные ярким солнцем. Над тайгой простиралось небо такой резкой голубизны, которую редко увидишь в средней полосе России. Голубой свет, казалось, струился с высот и оседал на деревьях, на крышах домов, на городских тротуарах, смешивался под волшебной кистью невидимого художника с бронзовым отливом стволов, с подпалиной листвы.

Каждое утро, когда туман еще зыбко стлался над Ангарой, мы уходили в лес. В эти ранние часы он уже был подернут сверкающим инеем. По мере того как всходило солнце, иней таял, тяжелые серебристые капли, словно сережки, подвешенные к сосновым иглам, обрывались вниз, били по листьям кустарников, срывая с них тоже капли росы. И тогда в кустарнике словно бы шелестел маленький игрушечный дождик.

Тайга красива и величественна во все времена года. Но в такую вот ясную осеннюю пору, наверное, особенно. Могучие деревья, обступающие вас со всех сторон, стоят задумчиво и молчаливо. Высоко в кронах тихо попискивают невидимые птахи. Вдруг раздается дробный постук дятла. Словно кому-то телеграмму отбивает морзянкой о том, видимо, что скоро наступят холода, пронесутся метели, одевая тайгу в снега.

Но пока Ангара еще не закована в толстый белый панцирь. И в один из дней мы садимся на катер, приспособленный плавать по многочисленным мелководным притокам Ангары и Или-ма, и отправляемся вниз по течению.

Капитан катера Евгений Иванович Манш сам родом из Белоруссии, но уже более двадцати лет живет в Сибири. Плавал по многим ее рекам, хорошо знает их лоции. На его глазах преображался край, обшивались громадные сибирские пространства. Был он одним из тех, кому довелось доставлять оборудование, продовольствие первому десанту изыскателей, пробившемуся к Толстому мысу пятнадцать с небольшим лет назад. Тогда здесь никакого города и в помине не было. На мысе шили филины и кабарги, отступившие теперь в глубь леса. Кругом была глухомань. Лишь вдалеке виднелись дымки старой деревушки Не-вон. Она-то и приютила первых строителей и, может, благодаря этому помолодела, обрела новую жизнь. Сейчас в ней рядом со старыми, срубленными много десятилетий назад домами построены новые. Белеют за штакетником заборов березы, посаженные во дворах. Вечером светится старая деревня яркими электрическими огнями, сбегающими со склона сопки к Ангаре.

Издавна в этих местах жили в основном рыболовством, охотой, бортничеством, собиранием грибов, ягод, кедровых орехов. Традиционные промыслы остались, благо и лес не оскудел, и рыбы в реках достаточно. Но сейчас в сферу хозяйствования все более прочно входит животноводство, звероводство, огородничество. И первые помощники взрослым здесь, конечно же, юные натуралисты. Они учатся Выращивать огурцы и лук, помидоры и морковь, картофель и капусту.

Но главная забота юннатов — таежный лес, его сохранность, восстановление и приумножение его богатств. А в жаркое летнее время у тайги есть грозный враг — пожары. Многие причины их вызывают: молнии, самовозгорания сухой хвои и листьев, небрежность человека. В Иркутской области для обнаружения и ликвидации лесных пожаров создана хорошая база с патрульными самолетами и вертолетами, десантными командами пожарных-парашютистов. Активное участие в этом важном деле принимают н школьные лесничества, в которых насчитывается более десяти тысяч юных друзей леса. Ежегодно они распространяют сотни тысяч листовок, которые призывают население быть осторожнее с огнем в лесу. Вместе с работниками государственной лесной охраны они патрулируют зеленые кварталы, дежурят на дорогах в выходные дни, вручая водителям проезжающих машин листовки и памятки. Неоценим их вклад в операцию «Муравей». Юннаты взяли под охрану муравейники, занимаются расселением насекомых, которые приносят большую пользу, уничтожая личинок и гусениц — вредителей таежного леса.

Чтобы чувствовать себя уютно и уверенно в тайге, нужно уметь ориентироваться, определять многочисленные виды растений, различать насекомых, читать следы зверей и птиц. Постижению этой науки усть-илимские юннаты уделяют немало времени. В пятой средней школе, к примеру, в каждом классе создан «таежный уголок». Члены кружка «Юный натуралист», которым руководит преподаватель младших классов Любовь Полещенко, совершают регулярно экскурсии, походы в лес, накапливают материалы для школьного музея природы, о котором, правда, пока только мечтают. Но, думается, мечту свою ребята смогут осуществить в скором времени. Порукой тому сами их дела. Добрые традиции установились в школе. Каждый ее выпускник обязательно сажает деревце и передает его как эстафету первокласснику, который должен бережно ухаживать за ним.

Все школьники участвуют в сборе лекарственных трав — пижмы, чистотела, ромашки, ягод шиповника, березовых почек. Зимой устраивают кормушки для птиц.

…Катер, протянув за собой длинный шлейф волны, шел по Ангаре. Река плавно огибала утесы, сопки, взгорки. По обоим берегам тянулись леса, расцвеченные яркими красками сентября. Выбрав небольшую песчаную косу, ошвартовались у какого-то громадного дерева, прибитого течением, ствол его был до мраморного блеска отшлифован волной.

Смолк судовой двигатель, и нас обступил покой величественной природы. Только попадая в такие заповедные места, начинаешь понимать, как необходимо бороться за их сохранность, за бережное и ответственное отношение ко всему живому, что есть на нашей прекрасной земле. Только тут осознаешь, как благородно поступают комсомольцы и пионеры ударных строек, которым дорога краса тайги.

На песчаной косе мы обнаружили следы — это приходила к водопою кабарга. Старожилы из Невона рассказывали о том, что в кедрачах живут соболь, белка, изюбр. С упорядочением охоты стало больше глухарей, рябчиков.

Не пришлось нам встретить в тайге этих животных. Но от одного сознания того, что они есть, теплее и просторнее становилось на душе.

Впрочем, с одним представителем таежной фауны познакомиться близко все же довелось. Усть-илимские ребята прозвали его Мишкой-олимпийцем, и вы, конечно, догадываетесь, что речь идет медведе. Его совсем крошечным нашел приручил Александр Шелковский, главный механик усть-илимской водноспортивной станции.

Медвежонок подрос, чувствует себя зяином среди яхт, лодок, причалов и прочего водноспортивного хозяйства. Есть у него и любимая сосна, на верхушку которой любит взбираться.

Медведь на дереве

В. Майоров

Фото В. Гречухина и Р. Папикяиа

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>